Исследование почвы и фитообразцов Продажа биопрепаратов Продажа удобрений Продажа средств защиты растений
доставим до Вашего склада, поля, опрыскивателя! 8 (800) 201-00-61
Открыт филиал в Центральном Черноземье

Уважаемые партнёры! Мы открыли филиал в Центральном Черноземье. Подробнее - на странице «контакты»

Сев озимых 2020: как не потратить деньги впустую

Озимая пшеница на юге России давно завоевала статус главной сельскохозяйственной культуры. В структуре посевных площадей она занимает более 50%, а аграрии прочно усвоили истину: будет цена на пшеницу – за рентабельность хозяйства можно не переживать. Именно поэтому так много внимания уделяется подготовке почвы и осеннему севу.

В период сева растениеводы становятся объектом «учтивого прессинга» маркетологов, предлагающих таблетки от всех болезней и чудодейственные суспензии под маркой «био». Агротехнический центр «КолХоз» рассказал, как не вестись на поводу у рекламы и готовиться к севу профессионально.

Чтобы отделить «зёрна от плевел» и понять, какие препараты и при каких условиях работают, специалисты АТЦ «КолХоз» отправились в гости к авторитетным учёным: ведущему научному сотруднику ФГБНУ ВНИИ фитопатологии, кандидату сельскохозяйственных наук Николаю Будынкову, заведующему кафедрой почвоведения СтавГАУ, профессору, доктору сельскохозяйственных наук Валерию Цховребову и к физиологу, агроконсультанту, кандидату биологических наук Марии Ладогиной. Полные версии видео-интервью АгроТехЦентр «КолХоз» разместил у себя на канале, а полученную информацию обобщил на онлайн-конференции.

Растительные остатки: не просто разложение, а управление процессом.

Аграрии знают, что одна из главных причин недобора урожая – болезни растений. Пораженный организм хуже усваивает питание, не способен полноценно развиваться.

– Защита озимых культур от патогенов начинается с процесса управления растительными остатками, – говорит заместитель генерального директора АТЦ «КолХоз» Владимир Бирюков. – Именно «управление», а не «разложение» – потому что последний термин уже не соответствует тому, чем мы занимаемся.

Запахать солому – дело нехитрое. Валерий Цховребов в шутку замечает, что в почве «разлагается всё» – даже, например, в условиях Нефтекумского района Ставропольского края, часть которого относится к зоне полупустыни. Другой вопрос, сколько времени потребуется на то, чтобы стерня исчезла.

– Солома на 90-95% состоит из целлюлозы. Это полисахарид, безазотистое соединение, которое очень сложно разрушается. Соотношение углерода к азоту в соломе равно 80-100:1, а чтобы разрушение целлюлозы было успешным – соотношение должно быть, хотя бы, 100:4, – говорит Валерий Сергеевич.

Без активной почвенной микрофлоры солома может разрушаться долго, а накопление растительных остатков грозит растениеводу сложностями при посеве и приумножением количества патогенов. Однако Валерий Цховребов сжигать стерню не советует – польза от неё всё-таки есть.

– Бытует мнение, что растительные остатки могут служить удобрением для последующей культуры, но это в значительной степени  миф. В соломе очень мало азота и фосфора, микроэлементов содержится совсем незначительное количество, потому что всё самое ценное идёт в зерно. Солома богата, разве что, калием, которого, как известно, в почвенном растворе много не бывает, – объясняет Валерий Сергеевич. – И всё же солома не должна быть сожжена, потому что каждый агроном должен заботиться о микробиологии почвы. Солома – это в первую очередь пища для бактерий. Именно бактерии – драйверы почвообразования. Именно они, если говорить простым языком, переводят элементы питания из недоступной для растения формы в доступную.

Проблема агронома заключается в том, чтобы «накормить» соломой «правильных» бактерий, а не патогенную микрофлору, которая впоследствии может дать всплеск развития болезней. Обычно этот вопрос решается внесением после уборки биологических препаратов на основе бактерий-целлюлозолитиков и антагонистов.

На полях своих партнёров АТЦ «Колхоз» давно и успешно применяет бактериальные препараты серии «ИНБИО-ФИТ», которые производит российская компании ООО «Инбиолаб Агро». Препараты представляют собой родовое сообщество живых, высокоактивных штаммов азотфиксирующих, целлюлозолитических, фотосинтезирующих, молочнокислых, клубеньковых бактерий, бактерий-антагонистов фитопатогенных грибов и бактерий.

– В процессе  управления растительными остатками бактериальный препарат должен решать три задачи:

— санацию, либо контроль патоценоза;

— деструкцию (при необходимости) и

— иммобилизацию питательных веществ, – говорит Владимир Бирюков.

Не всякий биопрепарат может справиться одновременно со всеми задачами. И здесь проявляется преимущество бактериальных родовых сообществ: они действуют, как единая команда.

– На рынке есть разные моноштаммовые препараты – например, на основе той же триходермы, которая, при определенных условиях, справляется с разложением стерни. Но она не способна контролировать патоценоз, это, так сказать, боец с трёхлинейкой, который способен выполнять лишь одну функцию. Бактериальные препараты серии «ИНБИО-ФИТ» это, говоря образно, уже взвод спецназа согласно штатному расписанию, где есть и гранатомётчик, и снайпер, и радист, и медработник, – объясняет Владимир Бирюков.

– В родовом сообществе жёстко распределены функции, каждый из штаммов выполняет свою, уникальную функцию, зачастую, не единственную. Бактерии, обеспечивающие деструкцию растительных остатков, одновременно являются недюжинными ростостимуляторами. При этом, они подстрахованы целым спектром азотфиксирующих микроорганизмов, ответственными за азотнакопление. Бактерии — антагонисты фитопатогенов активно занимают экологические ниши и защищают как растения, так и микробиом, действущие, как команда соработников. Простое технологическое смешивание отдельных штаммов бактерий в опрыскивателе не даст такого результата. Мы реализуем биотехнологические методы, научающие бактерии не просто «терпеть» присутствие друг друга, но жить вместе. Мы смоделировали то, что происходит в почвенном микробиоме, когда бактерии помогают друг другу выжить через синтез метаболитов, ряд других систем взаимоподдержки и получили устойчивое родовое сообщество, доказавшее свою жизнеспособность не только при совместном культивировании, но и при переходе из «биотехнологического карантина» в условия открытого поля, – объяснил Алексей Проскурин.

Владимир Бирюков предложил называть полученные препараты новым понятием – «агент биологического контроля патоценозов полей».

Биофунгициды, триходерма, ноу-тилл и другие мифы о стерне.

– Все сторонники биологизации земледелия говорят о живой земле, о необходимости замены химии на эффективные биологические формы. Но когда речь идёт о защите растений, разговор почему-то переходит с темы жизни на тему смерти. Растениеводам постоянно предлагают так называемые «биофунгициды». Происходит удивительный диссонанс: производители биопрепаратов указывают, что их вещества «от живого», но убивают они лучше, – философски заметил Алексей Проскурин. – Чтобы эффективно противостоять эпифитотиям, совершенно необязательно убивать.

В этом, пожалуй, сила препаратов «Инбиолаб Агро»: они представляют собой моделируемые сообщества почвенного биома. Это бактерии-антагонисты, которые никого не истребляют, а просто активно заселяют территорию и не позволяют патогенам развиваться.

– Меня удивило, что производитель одного препарата на основе триходермы назвал его «биофунгицидом», то есть «убивающим грибы». Как может гриб убивать другой гриб? Это противоречит здравому смыслу, – сказал кандидат биологических наук, агроном-консультант АТЦ «КолХоз» Михаил Соловьёв.

Фитопатолог Николай Будынков высказал мнение, что триходерма может лишь в лаборатории являться антагонистом патогенов, но кардинально в течение длительного времени сдерживать распространение опасной микробиоты в поле она не может.

– Триходерма для некоторых бактерий, по выражению Николая Ивановича, как конфетка для ребенка. Размножилась триходерма — размножились и те, для кого она является десертом, – заметил Владимир Бирюков. – Этим объясняется тот факт, что в поздних осенних и в весенних образцах почвы триходерма практически не обнаруживается, хотя после уборки пшеницы аграрии её вносили на поля.

Показателен в отношении триходермы для специалистов АТЦ «Колхоз» был и такой факт:

— лаборатория ФГБНУ ВНИИФ не раз обнаруживала в одних и тех же почвенных пробах и триходерму, и патогенную микрофлору со 100% встречаемостью – они мирно сосуществуют в одном микрообразце, эксплантате на питательную среду in vitro. Полноценной долговременной сдерживающей способности у этого гриба нет.

— В отличие от моноштаммовых препаратов, эффект бактериального консорциума, внесенного на растительные остатки, долгосрочный, стабильный, и  воспроизводится он от региона к региону, от культуры к культуре, вне зависимости от севооборота, и на сложных предшественниках, – заметил Алексей Проскурин.

Участники конференции отметили, что некоторые аграрии пренебрегают обработкой растительных остатков, считая, что, если влаги нет, бактерии не сработают. Владимир Бирюков объяснил: именно благодаря многоштаммовости препараты компании «Инбиолаб Агро» можно применять в разные сроки. Можно вносить сразу за комбайном, но, если у хозяйства нет такой возможности, можно работать и осенью, и даже в послевсходовый период.

Такая обработка позволяет не только провести эффективное заселение растительных остатков и почвы микроорганизмами-антагонистами фитопатогенов, но обеспечить стимуляцию кущения, биодоступность элементов питания и контроль патоценозов перед уходом растений в зиму.

– Около 80% микроорганизмов, которые входят в состав ИНБИО-ФИТ, являются спорообразующими. То есть при наступлении неблагоприятных факторов – недостатка влаги, избыточной инсоляции, недостатка элементов питания – они способны перейти в споровую форму. Однако, соблюдение оптимальных сроков внесения, позволяет максимально реализовать их потенциал и в кратчайшие сроки после внесения, – пояснил Алексей Проскурин.

При внесении биопрепаратов АТЦ «КолХоз» рекомендует своим партнёрам использовать биологический прилипатель ЭПАА-10, который был исследован «Инбиолаб Агро» на предмет совместимости со всем консорциумом в целом и с каждым штаммом в отдельности.

ЭПАА-10 служит пусть и небольшой, но защитой от ультрафиолета, кроме того,  гелевая составляющая прилипателя при перепадах температуры накапливает гидроскопическую влагу из воздуха и передаёт её микроорганизмам. А входящий в состав экзополисахарид служит первичным питанием для микроорганизмам, – объяснил Владимир Бирюков.

Ещё одно распространённое мнение среди аграриев – будто бы сторонникам «no-till» не следует обрабатывать растительные остатки, поскольку этот агроприём не позволит сохранить мульчу. С другой стороны, многие сторонники «нулевой» технологии знают о проблеме некорректной глубины сева – когда сеялка не справляется с операцией из-за обилия растительных остатков. Кроме того, растительные остатки, не «прикрытые» супрессивными бактериальными формами, несут колоссальный риск распространения инфекций на последующей культуре. Причём наибольшую опасность несут те патогены, что паразитируют на корнях, в нижних частях стебля и в сосудистой системе растения.

– АТЦ «КолХоз» имеет многолетний положительный опыт применения препаратов компании «Инбиолаб Агро» в хозяйствах, практикующих технологию прямого посева. Требования к применению препаратов в данном случае не меняются, обычно меняется состав одного из компонентов, условия и сроки внесения, – рассказал Владимир Бирюков.

В системе «no-till», при управлении пожнивными остатками, главной целью становится разуплотнение стерни, а также её микробиологическая санация. Генеральный директор «Инбиолаб Агро» признался, что изначально такой сверхзадачи компания перед собой не ставила. Однако во время сотрудничества с ФГБНУ ВНИИ фитопатологии учёные, которые занимались контролем болезней озимых и брали на анализ растительные остатки предшественника (чтобы понимать, с какой инфекцией столкнётся проросток), обнаружили в динамике проб снижение пагоненного фона до субэпифитотийных пределов.

– Эта закономерность прослеживалась в других образцах, в других регионах. Это была находка фитопатолога экспертного уровня. Впоследствии агроприём по обработке растительных остатков был включен Николаем Ивановичем Будынковым в регламент контроля болезней зерновых культур в целом и ещё в 2012 году утвержден на учёном совете ВНИИ фитопатологии, – рассказал Алексей Проскурин. Он признался, что ещё пять лет назад настороженно относился к своим возможностям в системе No Till, где требовалось умеренное разложение, вернее — разуплотнение растительных остатков. Тем не менее, начав работать со сторонниками прямого посева, Алексей Владимирович увидел «неожиданную отзывчивость» полей – встречаемость сильных фитопатогенов, в течение двух вегетационных сезонов, могло сокращаться в 7-8 раз.

– Порой, по данным прицельного микробиологического обследования, с составлением фитосанитарных карт для каждого поля в хозяйстве, — до 70% посевов озимой не нуждались в первой фунгицидной обработке, – рассказал Алексей Проскурин. – Система «no-till» не зря воспринимается её сторонниками, как максимально приближенная к биологической системе земледелия, но требует особой деликатности и выверенности мероприятий контроля.

Заканчивая тему распространённых мифов об обработке стерни, Владимир Бирюков отметил: на рынке существует много препаратов, некоторые из них называются биологическими, хотя в лучшем случае только имеют биологическое происхождение. Разобраться, какие из них действительно сработают, порой непросто.

– Для себя в АТЦ «Колхоз» мы разработали алгоритм, по которому сельхозпроизводителю следует подбирать препарат для управления пожнивными остатками. Не буду перечислять все пункты, назову лишь самые главные. Во-первых, государственная регистрация – потому что препарат, прошедший госиспытания в течение нескольких лет, заслуживает доверия. А во-вторых, достоверно подтверждённая эффективность. В третьих – многоштаммовость, и, как следствие, многозадачность. В процессе долгого сотрудничества компании «Инбиолаб Агро» с ВНИИ фитопатологии эффективность препаратов серии «Инбиофит» подтверждалась неоднократно.

Обработка семян перед севом: защищать, стимулировать, кормить

Обработку семян в АТЦ «КолХоз» своим партнерам советуют проводить комплексом препаратов, которые должны соответствовать трём целям: защита от болезней, стимуляция роста и минеральное питание.

Пролонгированная защита семян обеспечивается двумя компонентами – химическим и биологическим.

– Если говорить с точки зрения фитопатологии, мы должны защитить проростки от полчищ патогенных микроорганизмов: часть из них сидит на семенах, часть – в почве, – рассказал Николай Будынков.

– Протравители следует выбирать по результатам фитоэкспертизы – чтобы знать, против какого патогена следует бороться. Например, практически любой химический протравитель эффективен против твёрдой и пыльной головни – но не против карликовой. В почве могут находиться возбудители гельминтоспориозов, фузариозов. Значительная часть отечественных и зарубежных протравителей не содержит действующих веществ против фузариумов.

АТЦ «КолХоз» на полях своих партнёров проводит фитоэкспертизу и семян, и растительных остатков – и только на основании лабораторных исследований рекомендует те или иные действующие вещества.

– Как врач ставит диагноз и назначает лекарства только после проведения анализов, так и агроном должен подбирать химические средства для защиты полевых культур, – сказал Владимир Бирюков – Был в нашей практике интересный случай. В одном из хозяйств были отобраны и проанализированы растительные остатки нута и ячменя перед посевом пшеницы. Считается, что бобовые культуры – лучшие предшественники для пшеницы, однако на пожнивных остатках нута сотрудники лаборатории ФГБНУ ВНИИФ обнаружили такое количество Fusarium moniliforme, что ячмень оказался даже более хорошим предшественником.

Химические препараты, однако, не являются полноценными защитниками семян, заметил Михаил Соловьёв.

– Действующее вещество химического протравителя эффективно 10-14 дней, после чего происходит его распад – сказал Алексей Проскурин. – Когда действие протравителя заканчивается, возникает феномен открытой раны. Поэтому совершенно уместно во время комплексной обработки семян заселять их поверхность микроорганизмами с супрессивными свойствами. То есть мы продолжаем дело, которое начали при обработке растительных остатков.

Владимир Бирюков отметил, что нанесение бактериальных препаратов серии «ИНБИО-ФИТ» на семена позволяет пролонгировать эффект химических протравителей и нивелировать ретардантный эффект. Активные штаммы микроорганизмов, входящие в ИНБИО-ФИТ, с одной стороны, занимают на поверхности семян экологические ниши и не допускают фитопатогенные микроорганизмы в свой ареал обитания, а с другой, — стимулируют рост и развитие растения, его корневой системы.

– Препарат Биофит-1.0М является метаболической формой бакпрепарата «ИНБИО-ФИТ» и содержит аминокислоты, фитогормоны и витамины, которые являются продуктом жизнедеятельности бактерий, а для растений служат стимуляторами гармоничного, а не анаболического, взрывного, роста и развития, – пояснил Алексей Проскурин. – Преимущества родовых сообществ бактерий распространяются и на их метаболиты.

В качестве ещё одного компонента смеси для обработки семян АТЦ «КолХоз» рекомендует препарат Razer испанской компании Kimitec. Это стимулятор корневого роста, который содержит аминокислоты, микро- и макроэлементы, витамины. В условиях ГОСТированных лабораторных экспериментов Razer был проверен на совместимость с препаратами серии «ИНБИО-ФИТ», и для каждого из них специалисты АТЦ «КолХоз» подобрали оптимальную дозировку.

– Мы не были знакомы с препаратами компании Kimitec и в процессе исследования обнаружили, что их стимулятор роста корней в сочетании с нашими продуктами даёт устойчивый синергетический эффект, – рассказал Алексей Проскурин. – Традиционно развитие корней оценивают по количеству сухой биомассы корней, однако мы обратили внимание ещё и на мощное развитие корневых волосков. Это означает, что всасывающая поверхность корней увеличивается, растёт площадь поглощения питательных веществ.

Владимир Бирюков отметил, что АТЦ «КолХоз» является официальным дистрибьютором компании Kimitec в России. К выбору контрагентов в компании подходили очень осторожно, а все препараты обязательно проверяли на эффективность.

– В процессе лабораторных и полевых испытаний, мы выяснили, что около 90% препаратов не соответствуют заявленным свойствам. Эффект плацебо, к сожалению, растению не внушишь, – заметил Владимир Бирюков.

Стимуляция роста корней без питательной поддержки смысла не имеет, а поскольку разместить питательные вещества в почве в непосредственной близости к семени – задача весьма сложная, АТЦ «КолХоз» рекомендует в качестве обязательного агроприёма разместить непосредственно на семенах первичное минеральное питание.

– Технологическая схема предусматривает нанесение на семена водорастворимых микро- и макроэлементов. Из макроэлементов особую роль играет фосфор, поэтому в состав баковой смеси мы обязательно включаем водорастворимые фосфорные удобрения с содержанием фосфора не менее 40%, – рассказал Владимир Бирюков.

– Критический период потребления фосфора — период прорастания и развития корневой системы, фаза осеннего кущения. О фосфоре нужно заботиться с самого начала, – сказал Валерий Цховребов.

АТЦ «КолХоз» испробовал фосфорсодержащие препараты различных производителей. Предпочтение отдают препаратам Монокалийфосфат антикальций (производится в Бельгии), удобрению Green-Go итальянской фирмы  Biolchim. В будущем к этому набору добавится минеральное удобрение Cerbero компании Italpollina. Потребность в микроэлементах – прежде всего в боре и цинке – можно удовлетворить за счёт комплексного микроудобрения Rexolin ABC производства YaraVita.

Несмотря на обилие компонентов, комплексная обработка семян не влечёт больших расходов хозяйства.

– Все составляющие, за исключением фунгицидного и инсектицидного протравителей, обходятся примерно в 1300-1400 рублей на тонну семян, или 250-270 рублей на гектар в зависимости от нормы высева, – сказал Владимир Бирюков. – Комплексная обработка семян — не та статья затрат, на которой нужно экономить. Прибавка в урожайности покроет эти затраты в разы.


Полную версию видеоконференции вы можете посмотреть, перейдя по ссылкам:
1 часть

2 часть

3 часть