Исследование почвы и фитообразцов Продажа биопрепаратов Продажа удобрений Продажа средств защиты растений
доставим до Вашего склада, поля, опрыскивателя! 8 (800) 201-00-61
Растительные остатки: проблему обращаем во благо
Эффективность обработки растительных остатков подтверждается достоверными данными микробиологических исследований, проведённых ВНИИ Фитопатологии

Гарантированный урожай от здорового поля

В мае 2018 года мы приняли участие в съезде Клуба агрознатоков организованного ИД «Крестьянин». Обсуждали технологии прямого посева.

Экспериментальное поле кукурузы, укрытое удобрением на основе птичьего помёта

Публикация в журнале «Деловой Крестьянин», выпуск №8, 1 августа 2018 года:

Гарантированный урожай от здорового поля
Участники Клуба агрознатоков познакомились с десятилетним опытом применения технологии ноутил

В конце мая в посёлке Верхнегрушевском Октябрьского района Ростовской области ИД «Крестьянин» провёл выездное заседание Клуба агрознатоков на тему «Гарантированный урожай от здорового поля». Принимающей стороной было хозяйство индивидуального предпринимателя Василия Мокрикова, которое ровно 10 лет назад первым в регионе перешло на технологию прямого посева и за минувшие годы достигло впечатляющих результатов.
Познакомиться с опытом первопроходца и обменяться мнениями приехали приверженцы нулевой технологии из Ростовской и Волгоградской областей, Краснодарского и Ставропольского краёв. Зал поселкового клуба, где проходило пленарное заседание, пришлось срочно обставлять дополнительными стульями: вместо заявленных 70 участников прибыло 80 с гаком. Ноутил объединил всех – и мелких фермеров с несколькими сотнями гектаров земли, и представителей агрохолдингов, обладающих десятками тысяч гектаров сельхозугодий. Земельный банк участников встречи перевалил за полмиллиона гектаров. Собравшихся приветствовала замглавы администрации Октябрьского муниципального района Наталья Мартюк. Модераторами заседания были главный редактор журнала «Деловой крестьянин» Николай Гритчин и специальный корреспондент газеты «Крестьянин» Тимур Сазонов.

«Озимую по озимой не сеем»

Василий Мокриков, ИП (Октябрьский р-н, Ростовская область): – Прямым посевом мы занялись ровно 10 лет назад. Инициатором был мой сын кандидат сельскохозяйственных наук Григорий Мокриков. Процесс был сложный. Мы не отступили. У нас научно обоснованный севооборот. В структуре севооборота 12 культур. Это помогает нам в трудное время, когда на одни культуры повышаются цены, на другие снижаются, выдерживать равновесие в экономике. Ветровая эрозия у нас практически прекратилась. Водная эрозия сократилась на 90%. Солонцы уменьшились тоже на 90%. Запасы влаги выросли.
Мы внесли в ноутил свой элемент: стерню оставляем до 50 см, на технических культурах до 70 см. Мы находимся в зоне рискованного земледелия. Лимитирующий фактор – влага. В результате запасы влаги у нас повысились на 35-40% по сравнению с традиционной технологией. Это нам позволило стабилизировать получение урожая. За последние четыре года урожай по основным культурам такой. В 2014 году пшеница дала 36,3 ц/ га, в 2015-м – 50,7 ц/га, в 2016-м – 54,1 ц/га, в 2017-м – 56 ц/га. Ячмень: в 2014-м – 23,3 ц/га, в 2015-м – 39,2 ц/га, в 2016-м – 55 ц/га и в 2017-м – 60 ц/га. По ячменю произошёл скачок благодаря новому сорту. В Кубанском аграрном университете селекционер вывел сорт Агродеум – двухрядный ячмень, который в наших условиях даёт высокие урожаи. Масса 1 000 семян свыше 60 г.
Вопрос из зала: – Ячмень этот яровой или озимый?
Мокриков: – Озимый. Яровой мы вывели из севооборота. Стабилизировалось экономическое состояние хозяйства. В течение ряда лет мы пользовались кредитами банка. В 2018 году обходимся уже без заёмных средств. В хозяйстве работают 50 человек, половина из которых – работники охраны. Среднемесячная оплата труда за 2017 год составила 42 412 рублей. Фонд оплаты труда составил 21 248 тыс. рублей.
Под урожай нынешнего года вложено на сегодня 120 млн рублей. Было очень тревожно, когда 67 дней не было осадков в этом году. Затем выпал дождь. Прогноз: не меньше 75-80% урожая 2017 года соберём.
Вопрос из зала: – Сколько у вас земли?
Мокриков: – 5,5 тыс. га. Основных профессий в хозяйстве 15 человек. Они и механизаторы, и водители, и строители, и грузчики. Производительность труда очень высокая. Ремонт техники, ремонт помещений делают они.
Со стороны никого не приглашаем. Рассчитываемся с ними так: открываем ростовские расценки, приглашаем их и говорим, что в городе это стоит столько-то. Вы готовы работать за эту зарплату? Мне лучше заплатить своим. Они знают: если что-то сделали не так, будут переделывать за свой счёт. Поэтому работа выполняется на высшем уровне. Наши работники раз в год за счёт хозяйства ездят на двухнедельную диспансеризацию в медицинское учреждение Ростована-Дону. Они там лечатся, за что мы платим в зависимости от состояния здоровья работника от 80 до 100 тыс. рублей.
Модератор: – Каковы затраты ГСМ после перехода на прямой посев?
Мокриков: – Расход ГСМ на 1 га пашни составляет 35 литров, из которых 15-16 литров уходит на уборочные работы, на перегоны. Хозяйство очень разбросано. Поля от центральной усадьбы находятся на расстоянии от 36 до 60 км.
Модератор: – Сколько тратили ГСМ при традиционке?
Мокриков: – В те годы показатели колебались от 95 до 120 л/га.
Модератор: – Расход пестицидов у вас тоже уменьшился?
Мокриков: – С химическими СЗР мы работаем профилактически. Не дожидаемся, когда случится беда. Обработки проводим два раза. Сокращение расхода СЗР происходит за счёт правильного севооборота. Озимую пшеницу по озимой мы не сеем. Это основа основ. Потребность в гербицидах сокращается. Сорняки некоторые уходят. Но появляются новые, каких мы даже никогда не видели. Свято место пусто не бывает. Когда мы стали осваивать прямой посев, перед нами возник вопрос: куда мы идём? Есть прибавка урожая. Но что останется потомкам? Мы обратились к аграрным учёным с предложением заняться исследованием наших почв. Отклика не нашли. В итоге обратились в ЮФУ, где нас поддержали. Четвёртый год с нами работают учёные этого вуза. В Ростовской области мы единственное хозяйство, которое полностью занимается прямым посевом. Во многих хозяйствах это элементы прямого посева. Благодаря науке знаем, куда идём.

Достали вредители? Виноваты вы

Николай Водопьянов замглавы КФХ (Петровский р-н, Ставропольский край): – Вы сказали, что оставляете высокую стерню. На подсолнечнике косите практически одни шляпки. А что потом происходит при севе? Вы, наверное, модернизировали технику. Потому что стерня попадает везде, и шланги отрывает, и прочее.
Мокриков: – Мы пойдём на площадку, где вы увидите два типа сеялок. Одна американского производства, вторая немецкого. Сев ведём под 90% к первоначальной культуре, чтобы сохранить стерню. А дальше, в процессе вегетации, когда есть осадки, когда две трети снега остаётся на поле, всё это разлагается. Если мы поедем в сторону посёлка Малая Сопка, то там до прямого посева во время снегопада с сильным ветром я выставлял два «Кировца» и Т-150 и мы круглые сутки чистили эту дорогу.
Ещё пример: обычно выпавший снег концентрируется в лесополосах. У нас вы этого не увидите. Уровень снежного покрова что в поле, что в лесополосе одинаков. Для нас важно накопление и сохранение влаги.
Валентин Орлов, начальник отдела ООО «Агрохолдинг Энергомера» (Ставропольский край): – Какое у вас среднегодовое количество осадков? Какова у вас урожайность кукурузы и подсолнечника?

В зале аграрии из четырёх регионов
Мокриков: – Осадков у нас выпадает в среднем 350-400 мм. Важно не только, сколько выпадает, но и сколько остаётся. Кукуруза у нас только второй год. Говорить о ней пока рано.
А по подсолнечнику картина такая: 2014 год – 18,5 ц/га, 2015-й – 27,2 ц/га, 2016-й – 27,5 ц/га, 2017-й – 27 ц/га. Лён: 2014- й – 7,7 ц/га, 2015-й – 14,4 ц/га, 2016-й – 11,8 ц/га, 2017-й – 15,9 ц/га. Кориандр: 2014-й – 22 ц/га, 2015-й – 15,9 ц/га, 2016-й – 6,5 ц/га, 201-й7 – 16 ц/га. Нут: 2014- й – 14,8 ц/га, 2016-й – 14 ц/га, 2017-й – 16,1 ц/га. Рыжик: 7,0 ц/ га, 11,5 ц/га, 10,4 ц/га. Мы его сейчас исключили из севооборота. Сафлор: 13,6 ц/га и 11,9 ц/га. Тоже исключили из севооборота. Цена на него 7 рублей.
Орлов: – У нас возникла проблема со слизнями. У вас она есть?
Мокриков: – У нас их нет. По всей вероятности, у вас эта проблема выскочила потому, что вы что-то нарушили. Если появляются вредители или болезни, виноваты вы. Скорее всего, ваша вина в том, что сеете две-три, максимум четыре культуры. В том числе пшеницу по пшенице.
Евгений Лисицын, руководитель отдела ООО «Современные АгроТехнологии»: – Наша компания является дилером заводов «Жерарди» и «Кайман». К преимуществам аргентинских сеялок прямого посева можно отнести двойной диск, монодиск. Они адаптированы к различным почвенно-климатическим условиям России. Поставляются в Россию долгие годы и постоянно совершенствуются. А наша компания предоставляет сервис и запчасти.
Чтобы не налипала земля на сошники и опорные колёса, сеялки оборудуются внутренними и внешними чистиками. Чтобы хорошо прорезались пожнивные остатки, аргентинские сеялки оборудованы резаками, которые выполнены из самозатачиваемой стали. Они имеют давление от 300 кг. Чтобы на равномерную глубину заделывались семена, высевающий аппарат расположили на параллелограмме. Контроль глубины осуществляется либо опорным колесом на пропашных сеялках, либо задними укрывающими колёсиками, которые расположены близко от сошника. Чтобы не рыхлилась почва сбоку от линии посева и не выбрасывалась земля на рабочие органы, устанавливаются лыжи как на резак, так и на сошник. Они придавливают почву с боку от линии посева, не дают земле подниматься и сокращают выбрасывание земли на рабочие органы.
Наша компания поставляет и обслуживает самоходные и прицепные аргентинские опрыскиватели. Они самые лёгкие на рынке. Вес самого тяжёлого опрыскивателя до 8 тонн. Благодаря этому меньше давления на почву и лучшая проходимость. Все опрыскиватели механические. За счёт этого втрое ниже расход топлива.

Разнообразная фауна – фактор природного равновесия.

Камиль Казеев, профессор ЮФУ: – Я представляю академию биологии и биотехнологии (бывший биолого-почвенный факультет, несколько НИИ, ботанический сад и т. д). Последние несколько лет сотрудничаем с ИП Мокрикова. Это единственное хозяйство, которое работает полностью по технологии ноутил достаточно долгое время. Мне как почвоведу интересно было узнать, что же происходит с экологическим состоянием почв. Кроме этого мы посетили в прошлом году несколько других хозяйств в различных регионах России. Прошлый год был влажным, выпало в полтора раза больше осадков, чем обычно.
Наиболее выраженные изменения в разных технологиях обработки земель сказывались не в прошлом году, когда всех уровняло. А в позапрошлом году, когда было достаточно сухо, различия были существенные по влажности. Мы исследуем почву в метровом слое.
Мы работали в основном в двух районах – Сальском и Октябрьском. Исследования проводили совместно с несколькими кафедрами – зоологии (в основном энтомологи, они смотрят, как изменяется почвенная фауна – дождевые черви, личинки насекомых, наземная биота), с микробиологами, почвоведами (я представляю кафедру экологии и природопользования, по образованию я почвовед), с агрохимиками.
Несколько кафедр объединилось для того, чтобы решить вопрос, как влияет технология прямого посева на почву. Исследовали более 45 показателей. Из различных областей знаний. По результатам мы опубликовали несколько десятков работ. Опубликованы статьи в научных журналах. Обычно научные публикации на эту тему касаются небольших опытных полей и в основном по нескольким показателям: влажность, структура и т. д. Мы взяли комплекс почвенных показателей, включающих практически всё: агрофизику, агрохимию, физические свойства, микробиологию, фауну, ряд экологических показателей, биохимию очень серьёзно – ферменты почвенные, содержание органического вещества, гумуса, его качественный состав и т. д. А обычно мы работаем по нескольким ключевым индикаторам. Результатов очень много. Достаточно существенно изменяется твёрдость почвы. Изменяются физические показатели.
Вспашка влияет именно на физику почвы. Мы проводим пять раз за год исследования. В динамике. Есть опытные и контрольные поля. Весной это гораздо более проницаемо. Плотность увеличивается незначительно. Но она зависит в основном от сезона. В июле-сентябре, когда сухой сезон, везде, независимо от типа обработки почвы, почва сильно уплотняется. И во влажном состоянии она легко проницаема. То есть показатели плотности практически не выходят за пределы оптимальных значений. Независимо от обработки.
Плотность почвы только на некоторых полях достигает достаточно серьёзных значений. То есть она чуть более плотна, чем необходимо для растений (более 1,3). И то эти поля были связаны с сезонностью (в июле). А в мае, апреле, в октябре, когда было более-менее влажно, плотность была в оптимальных значениях.
Мы продолжаем исследования. Различия следующие. По классике пахотный слой 30 см, он однородный. При ноутиле перемешивания не происходит. И этот поверхностный слой расслаивается на ряд слоёв. В мульчирующем поверхностном слое много органических остатков, он предохраняет почву от высыхания. И почва сохраняет свои оптимальные микробиологические процессы практически в течение всего года. Микробиологические процессы протекают очень интенсивно. Увеличивается дыхание, улучшается качество гумуса, хотя его количество за эти несколько лет изменилось не так существенно. То есть мы не можем сказать, что технология ноутил повышает количество гумуса. Но эта технология предохраняет от эрозии. Никакого поверхностного стока практически нет при таком количестве органических остатков на поверхности. Это сказывается также на фауне: повышается её разнообразие. Это важно для предотвращения вспышки тех или иных вредителей. Когда повышается разнообразие, то хищная энтомофауна – пауки, жужелицы и другие препятствуют вспышке вредителей – тех или иных. Вспышкам вредителей также препятствуют и севообороты. Вредители в большом количестве не накапливаются.
Вопрос из зала: – А что вы скажете о слизнях?
Казеев: – У нас такой проблемы не было даже в прошлом году, когда был уникально влажный год. Видимо, это связано с чередованием культур. Они возможны либо на орошении, либо там, где очень влажно.

Не успел просушить – ссыпай в рукав

Пётр Согрин, фермер (Советский р-н, Ростовская область): – В последние годы слизни появились в разных районах Краснодарского, Ставропольского краёв. Они поставили данную технологию на грань. Порог вредоносности давно пройден. Проблема серьёзная. А методы защиты крайне неэффективны.
Мокриков: – Слизни в Краснодарском и Ставропольском краях не только на ноутиле. В Ставропольском крае каналы. Прямой посев тут ни при чём.
Алексей Невечеря, исполнительный директор СХП «Урожайное» (Ипатовский р-н, Ставропольский край): – Всё правильно вы говорите. Эти слизни пошли от каналов. Мы 12 лет занимаемся нулевой технологией. Пять лет назад заметили на озимой пшенице: что-то не то. Агроном посчитал, что было больше влаги и сеялка поглубже засеяла. Сразу мер не приняли. И слизни нам навредили. А теперь мы научились бороться с ними.
Армен Налбандян, директор ООО «Лилиани»: – Мы занимаемся логистикой: сева, уборки, хранения, отгрузки. Производим технику для этой логистики. Она способствует в том числе ускорению уборки. Насколько эффективно работают комбайны во время уборки? При двухзвенной уборке (комбайн-автомашина) в среднем машина тратит 25-30% рабочего времени на простои.
Получается, что каждый третий-четвёртый комбайн не принимает участия в уборке. Уборка растягивается, зерно осыпается.
Если между автотранспортом и комбайном поставить промежуточное звено, бункер-накопитель зерна, то убиваете одним выстрелом нескольких зайцев. Комбайн выгружается без остановки, на ходу. Бункер-накопитель доставляет зерно от комбайнов на край поля и перегружает в автотранспорт. Производительность комбайнов увеличивается на 30-35%. Автотранспорт перестаёт быть местом временного накопления зерна, автомашины тратят на поле 7-10 минут. В результате количество машин сокращается в 1,5-2 раза. Бункеры-перегрузчики в отличие от автомашин имеют очень низкое давление на почву. Мы выпускаем бункеры на четырёх и восьми колёсах. На четырёх колёсах обеспечивают давление 2,5-2,7 кг на 1 квадратный сантиметр. На восьми колёсах – 1,4 кг/см. Бункер используется и при загрузке посевных комплексов, сеялок. При обычной технологии сева теряется 35-38% времени на загрузке сеялок. Если используем бункер-перегрузчик, сеялка загружается быстрее. Джондировская сеялка загружается за пять минут. Амазон загружается не более трёх минут. Наши СЗэшки загружаются за две минуты.
Одну и ту же работу могут выполнять шесть комбайнов или четыре комбайна с добавлением двух бункеров-накопителей. Эффект один и тот же. Автотранспорт: можно шесть «Камазов» поставить к шести комбайнам, а можно три. Это приводит к снижению инвестиционной составляющей. Можно начинать убирать без потери качества зерно с повышенной влажностью на последней стадии восковой спелости. Это позволяет сократить уборочный период, исключить самоосыпание зерна, пересушку зерна. Можно затем путём миксования переувлажнённого зерна с пересушенным зерном получить выравнивание влаги.
Сохранить зерно можно в пластиковых рукавах. Это способ герметичного сохранения зерна прямо на поле. Ёмкости рукавов – 200-250 тонн. Часто узким местом является приёмка зерна на токах. Можно убирать больше, но ток не позволяет. Что на ток нельзя отправить, можно загрузить в рукава. И не тормозить уборку.
Сушка зерна – тоже тормоз. Мощности сушки ограничены. Что не удаётся высушить сейчас, можно оставить в пластиковых рукавах. И обеспечить сохранность на несколько месяцев. Тоже сокращение инвестиционных затрат и себестоимости. Хранение зерна в пластиковых рукавах обходится с учётом всех затрат 150-170 руб./т.
Согрин: – Нас спасла предложенная «Лилиани» система хранения в пластиковых рукавах. Но влажное зерно хранить в наших условиях, при уборке в июле и высоких температурах, – этот фокус не проходит. При отсутствии кислорода начинается анаэробное брожение.
Налбандян: – Вы правы: есть зависимость от температур зерна, внешней среды при закладке в рукава. На юге и в центре России, где убирается зерно при +30 градусах, 18% влажности пшеницы – это нормально, чтобы сохранить зерно несколько месяцев.

На смену двухполки полноценный севооборот

Вопрос из зала: – Как защитить рукава от вредителей?
Налбандян: – Есть вредители грызуны и есть птицы. От обоих есть защита. Например, биоаккустические приборы, которые издают звук тревоги и отпугивают птиц.
Мокриков: – Я со всем, что вы рассказали, согласен. За исключением одного. Зерно восковой спелости с влажностью 23-24% молотить нельзя. У нас был опыт: попробовали – и все шнеки у комбайнов навернулись. Комбайны три дня простояли.
Налбандян: – У меня была семь лет практика оказания услуг по уборке комбайнами «Джон Дир». Работали от юга почти до Подмосковья. В центральной полосе нам достаточно часто приходилось убирать со средней влажностью 23-24%.
Мокриков: – Созревшее зерно влажности 23-24% и зерно восковой спелости такой же влажности – это разные вещи. Во втором случае обмолота не получается.
Владимир Левандовский, главный агроном (агрохолдинг «Степь», ростовский кластер): – Хозяйства агрохолдинга находятся в трёх регионах, в разных климатических зонах. У всех хозяйств разные условия производства. В Ростовской области мы работаем в Сальском и Зимовниковском районах. У нас каштановые почвы, много солончаков на полях. В Сальском районе несколько лучше почвы – зона перехода из каштановых в предкавказские чернозёмы.
Работая по традиционке в сухой период, мы наблюдаем ветродуй: за культиватором стоит непроглядная стена пыли. А пыль – это наш чернозём, который уносит ветром. Мы стали думать, как сохранить почву, её плодородие, сохранить влагу в почве. Решили освоить технологию ноутил. В первые же годы внедрения технологии мы стали выходить на передовые места в районе по урожайности, по валовке. Трудно было поменять психологию персонала. Занялись обучением. С демонстрацией первых результатов работы, сравнивая наши результаты с результатами соседей. Люди стали делать то, что надо делать.
Мы восстанавливаем мульчирующий слой на поверхности почвы, уходим от пересыхания почвы, накапливаем влагу в почве. Активизируются в результате микробиологические процессы, нет избытка покровного слоя – соломы, бодылок кукурузы.
Начинали мы в хозяйствах с двухполки (пары и озимая пшеница). Сейчас у нас в сухой зоне хозяйства имеют четыре культуры (ввели бобовые – нут и горох, яровой ячмень, лён, горчицу). В других хозяйствах поразнообразнее: от шести до восьми культур. Полноценно выращиваем даже кондитерский подсолнечник.
Биологическая активность почвы поддерживается у нас естественным путём. Кроме того, научные учреждения разработали много штаммов бактерий, которые позволяют ускорить этот процесс. Мы имеем азотфиксирующие бактерии, которые позволяют накапливать азот. Есть фосфорфиксирующие бактерии. Есть бактерии для борьбы с вредителями.
В прошлом году мы пробовали применение биокомплекса: совмещали препараты с бактериями, накапливающими питательные вещества, переводящими питательные вещества из недоступных форм в доступные и биологическую защиту от вредителей. Проводили сравнение: применение биопрепаратов и синтетических (химпрепаратов). Разницы по прошлому году у нас не оказалось. Кроме разницы в цене. По цене биопрепараты выгоднее.
Мы экспериментируем и со сроками сева, нормами высева семян. Заметили следующее. Все боятся ранних сроков сева, хотя известно, что наши деды сеяли ещё в середине августа. И даже затем пасли коров на полях. Провели в своём хозяйстве опыт. Результаты понравились. И мы стали внедрять дальше.
Самый ранний посев у нас был 10 августа. Посеяли 1,8 млн штук на 1 га. Попали под осадки в конце августа. Обычно в наших местах в начале сентября выпадают дожди. А потом до ноября осадков может не быть вообще. В сентябре мы получили всходы. В октябре испугались, подумав, что наша пшеница перерастает. Она набрала большую массу. Высота растений пшеницы к ноябрю достигла 45 см. Происходило интенсивное кущение. До 20 стеблей в кусте насчитывали.

Как рано посеять и не зарасти сорняками

Модератор: – Насколько раньше научно-обоснованных сроков вы посеяли?
Левандовский: – Практически на месяц раньше. Прикрыв почву растениями осенью, мы сохранили влагу. По традиционным технологиям мы получали 18-20 ц/га. После перехода на прямой посев получили 33 ц/га. Затем урожайность поднялась до 42 ц/ га и даже до 45 ц/га по нулю.
Мокриков: – Какой процент пшеницы у вас раннего сева?
Левандовский: – 70-80%.
Анатолий Скубин, директор ООО «Земля» (Сальский р-н, Ростовская область): – Против сорняков какие биопрепараты используете?
Левандовский: – Таких препаратов мы не нашли. Но можно считать биометодом против сорняков покровный слой, который остаётся на почве и сдерживает сорную растительность. В первые годы мы проводили три-четыре химобработки паров против сорняков за сезон. К сегодняшнему дню число обработок снизилось до двух за сезон.
Модератор: – Вы используете пары?
Левандовский: – Пары остались в южных хозяйствах, где слишком рискованное земледелие. Но если раньше пары и пшеница были 50 на 50, то сегодня 75% площадей мы засеваем каждый год различными культурами.
Орлов: – Как всё-таки вы применяете биопрепараты? Только по вегетации?
Левандовский: – По вегетации и ещё по стерне, чтобы накапливать микрофлору в почве.
Орлов: – У нас ни один препарат без заделки по стерне не сработал.
Левандовский: – Скорее всего, в чём-то вы недоработали.
Согрин: – Какой предшественник для пшеницы раннего сева у вас?
Левандовский: – Начинаем сев по химическим парам. Затем переходим к полям, которые были заняты культурами. В нашем случае это лён, нут, горчица.
Согрин: – Но после нута должна быть химобработка?
Левандовский: – Да. На нуте, как мы знаем, нет гербицидов в период вегетации. Поэтому применяем почвенник после посева.
Согрин: – Вопрос: как рано посеять и не зарасти сорняками?
Левандовский: – Риск, конечно, есть. Если осень влажная, то мы на 30% площадей применяли гербицид.
Владимир Бирюков, зам. гендиректора ООО АТЦ «КолХоз»: – Наша организация занимается технологическим сопровожденимем хозяйств. Один из важных моментов в технологических процессах – санация растительных остатков. Не деструкция, не разложение, а именно санация, что особенно важно при ноутиле и в севообороте, насыщенном большим количеством зерновых культур.
Количество патогенов при применении биопрепаратов для санации растительных остатков неуклонно снижается. Это данные НИИ фитопатологии. В некоторых хозяйствах Ставропольского края и Ростовской области отпала необходимость по результатам фитомониторинга этого года в ранне-весенних обработках фунгицидом против корневых и сосудистых болезней.
А в некоторых случаях и против листовых болезней по колошению. Преимущество в области санации растительных остатков, я считаю, принадлежит многоштаммовому микробиологическому консорциуму.
Погоня за сиюминутной выгодой – путь к банкротству
Николай Зеленский, доктор сельскохозяйственных наук, профессор: – Мы находимся в уникальном месте. У Василия Мокрикова. Это неординарный человек, как вы поняли по его выступлению. С этим нужно мириться. У каждого свои тараканы в голове. Но у Василия Ивановича они правильные.


Василий Мокриков (второй справа)

В лихие 1990-е глава администрации Октябрьского района Евгений Луганцев обратился к учёным и практикам с вопросом: что делать с плодородием почвы? Удобрений не вносим, фермеры работают на земле по принципу «что хочу, то и ворочу». В результате падало плодородие. Тогда Луганцев вместе с учёными и передовыми руководителями поехали в Красногвардейский район Белгородской области. Василий Мокриков был участником той поездки. Мы там посмотрели, как можно преобразовать природу. Посмотрели и приняли решение: и мы будем делать. Но реально стал делать только Василий Мокриков. Остальные приняли половинчатые решения: это буду делать, а это не буду. В результате из всех руководителей, которые были, сохранил должность один Василий Мокриков. Все остальные или ушли, или потеряли самостоятельность – легли под большие холдинги.
Не надо с таких трибун заявлять: я первый, больше всех работаю по прямому посеву. Нужно делать правильно. Когда ноутильщику начинаешь задавать вопросы, то часто слышишь: под эту культуру немножко дискую, под эту чизелюю. Почву не надо трогать. Вы будете сегодня в хозяйстве Мокрикова. Посмотрите на набор техники. У него четыре основных машины: комбайн, трактор, сеялка и опрыскиватель. Ни плугов, ни дискаторов нет. И сделать этот шаг ему было достаточно сложно. Потому что посмотреть, где это делается, нельзя было. У него хорошее подспорье – его сын.
Когда мы начинали работать по нулю в этом хозяйстве, мне часто задавали вопрос: а что происходит с плодородием? Теперь есть официальный документ. У Мокрикова идёт восстановление плодородия почвы. За то, что сделал Василий Мокриков, будь моя воля, надо трижды присвоить звание Героя Социалистического Труда. Потому что он заботится о плодородии почвы.
Я много езжу, не только по России. В России могу назвать, из того, что видел, три хозяйства, где технологию прямого посева применяют так, как нужно. Одно из этих хозяйств находится в Оренбургской области, другое в Алтайском крае, третье в Ростовской области – ИП Мокрикова.
Технология прямого посева – это технология природы. Если бы природа что-то делала неправильно, она бы не существовала.
Против болезней и вредителей надо работать на опережение, не ждите, когда заполыхает. И не работайте шаблонно. Нужно управлять процессом. Технологии классики ни в коей мере нельзя применять при прямом посеве. Меняется всё: и физика почвы, и питательный режим, и водный режим, наличие сорняков, вредителей, болезней.
Одна из проблем при прямом посеве – минеральное питание. В этом хозяйстве она решена. Практически Василий Мокриков отказался от твёрдых удобрений, и это правильно. Перешёл на жидкие удобрения, на листовые подкормки. Плюс севооборот. Проблемы, которые были здесь озвучены, это в первую очередь проблемы с нарушением севооборота. Если вы правильно выстроите севооборот, вы обречены на успех. Если будете гнаться за сиюминутной выгодой, завтра вы обанкротитесь. Поэтому и нормы высева, и сроки посева, и способы посева нужно оптимизировать для того или иного региона.

Опытным ноутильщикам есть что обсудить

Почвенная биота – это подземная корова, которую нужно кормить каждый день. У коровы молоко на языке. Если это поймёте и каждый год будете вносить в почву свежее органическое вещество, благоприятное для интенсивной минерализации, как в природе, у вас всё получится.
На целинных участках, обратите внимание, нет одних злаков. Природа сама позаботилась, чтобы микробиологические процессы происходили как можно интенсивнее.
Орлов: – Для меня вы разработчик бинарных посевов. Мы сможем здесь их увидеть?
Зеленский: – Об этом нужно спросить Василия Мокрикова.
Мокриков: – В этом году бинарных посевов у нас нет. Когда мы сеяли, то рисковали. Напомню: 67 дней не было осадков. В экстремальных условиях обостряется конкуренция основной культуры с бинаром. Если средний год, то бинарные посевы оправданны. Если сухой или влажный, то не получается. Я за бинарные посевы. Но говорю честно, что у нас получается.
Вопрос из зала: – Как вы относитесь к органическим удобрениям на основе помёта?
Зеленский: – Положительно. На поле Василия Мокрикова вы увидите применение этого удобрения.

Экспорт с сопровождением

Алексей Долуда, руководитель ООО «Центр Развития Экспорта»: – Мы работаем на рынке экспорта, логистики давно. И теперь решили создать компанию, которая будет полезна своими услугами. Готовы оказать полный спектр услуг каждому сельхозпроизводителю. Всем, кто хочет стать прямым экспортёром. От поиска покупателя до завершения экспортной сделки и получения средств в валюте на ваш счёт. Мы не посредники: ничего у вас не покупаем и не перепродаём. Мы вас сопровождаем, помогаем вам стать прибыльными экспортёрами.
Мокриков: – Расскажите, как это будет происходить. Вот я пришёл к вам и говорю: мне нужно продать зерно, качество такое-то. Как вы меня будете сопровождать?
Долуда: – Вы обращаетесь к нам. На первоначальном этапе от вас требуется карточка: что вы хотите продать. Далее в течение полудня мы даём вам цены, по которым импортёры из разных стран готовы купить ваш товар заявленного вами качества. После этого готовим вам оптимальное место перевалки: порт, через который вам выгодно перевалить и экспортировать. Вы принимаете решение, устраивает вас это или нет. Если устраивает, мы готовим твёрдое предложение и заключаем прямой контракт между покупателем импортёром и вами. Весь спектр: логистика, портовое накопление, оформление документов, паспорта сделки и т. д. мы полностью сопровождаем, оказываем квалифицированную помощь.
Вопрос из зала: – Какова минимальная партия?
Долуда: – Минимальная партия, её можно консолидировать, – от 2,5 тыс. тонн.
Мокриков: – Сколько денег останется нам после расчёта за ваши услуги? В нашем государстве продать напрямую практически невозможно. Мои анализы качества зерна не сходятся с анализами международных лабораторий. Показатели у них заведомо заниженные. Я проверяю зерно в трёх-четырёх лабораториях. А в лабораториях крупных трейдеров показатели ниже.
Долуда: – Да, перекупщики зачастую занижают показатели. Мы вам предоставим лаборатории, которые сертифицируют по международным стандартам. И вы увидите разницу между данными элеваторов или перекупщиков.
По вашим затратам за наши услуги скажу следующее. Вы дополучите прибыли от 3 до 5% по сравнению с продажей трейдерам. Другой плюс: вы получаете деньги в валюте на свой счёт. Валюта в последние годы у нас растёт. Вы можете продать зерно сразу после уборки, избежав расходов на хранение.
Водопьянов: – У нас в России не используют международные стандарты. У нас свой ГОСТ. У нас есть показатель клейковина, нет показателя белка. У них основное – белок. Тут и начинается игра. Как нам быть?
Долуда: – Это международные условия, не нами придуманные. Если хотим играть по международным правилам, то должны придерживаться их.
Модератор: – А где вы будете проводить анализ?
Долуда: – Проводить будет сельхозпроизводитель. Мы просто порекомендуем лаборатории, которые проводят сертификацию по международным стандартам.
Вадим Бандурин, руководитель Ассоциации сторонников прямого посева: – За минувшее десятилетие хозяйство Василия Мокрикова посетили сотни и сотни хозяйств. В результате многие из них поменяли свои подходы к работе. Получается, что за эти годы вы, Василий Иванович, вместе с сыном Григорием Васильевичем изменили судьбы тысяч людей. Хочу вас поблагодарить за это.
Впервые в этом году мы провели съезд практиков прямого посева. Цель была такая: составить по итогам резолюцию и попытаться обратить внимание правительства, официальной науки на эту технологию и способствовать её распространению. Резолюцию составили, соответствующее обращение отправили. Но всё это было в предвыборный период. Нам сказали: надо подождать. Надеемся, что наши решения и предложения найдут своё место в работе новых людей, которые пришли в аграрный блок правительства страны. В послании президента одной из задач названо развитие в базовой отрасли АПК современных технологий. Надеемся, что технология прямого посева найдёт своё место в этом процессе.
Сегодня технология прямого посева – это технология энтузиастов. Мы изначально ставили цель – сделать технологию новым вектором развития растениеводства России.

«Амазоне» не для сухого сезона

По завершении пленарной части участники Клуба агрознатоков побывали на полях хозяйства Мокрикова и на площадке хранения сельхозмашин, где своими глазами увидели посевы различных культур, состояние почв, технику.
Особое внимание собравшихся привлекло экспериментальное поле кукурузы, впервые удобренное органикой на основе индюшиного помёта. Как известно, технология ноутил не допускает заделки удобрений в почву. Поэтому помёт остался на поверхности мульчирующим слоем, под которым сберегается влага.
– Компания «Евродон» предложила нам помёт, – пояснил Василий Мокриков. – Мы приобрели современную технику для внесения. Купили бельгийский разбрасыватель органических удобрений на 19 кубов. Завезли около 10 тыс. тонн подстилочного помёта. Забуртировали. В течение трёх недель обрабатывали препаратом, вносили азотфиксирующие бактерии. Перемешивали погрузчиком. Разгоняли температуру навоза с 12 до 70 градусов. Объём помёта в результате уменьшился на треть, он превратился в сыпучую фракцию, удобную для внесения.
Представители науки приехали, взяли образцы этого удобрения, а через две с половиной недели звонят: формалинов, альдегидов, патогенов нет. Можно вносить до 100 т/га. Мы внесли пока 40 т/га. Посеяли кукурузу 12-13 мая, а затем внесли органику. Это наш эксперимент.
Откровением для многих стало использование Мокриковым двух видов сеялок – немецкого и американского производства, хотя справиться с объёмом работ можно и одной. Та и другая имеют как свои преимущества, так и недостатки. При этом обе из них в хозяйстве необходимы, поскольку выручают агрария каждая в своё время.
– В прошлом году немецкой «Амазоне» мы не смогли сеять, потому что почва была как камень, – прокомментировал Мокриков. – Поэтому использовали американскую «Грин Плейс». Её недостаток – борозда до 3-4 см. Но какая бы ни была плотность почвы, она заделает семена на 5-6 см. А этой весной мы немецкой сеялкой посеяли почти всё: 2 тыс. га из 2,7 тыс. га. Приходится лавировать.
Василий Мокриков стремится сеять уменьшенной нормой высева. Насколько это оправданно, спрашивали его у поля пшеницы, засеянной одесским сортом Княгиня Ольга.
– Начинали мы экспериментировать с нормы высева в 2 млн, – сказал он. – Затем пришли к золотой середине 3,5 млн. Столько и сеем. Но в этом сезоне посеять классические 4,5-5 млн было бы лучше. Два с лишним месяца без дождя – это очень много. В этой ситуации одному корню легче тащить один колос, чем два.
Михаил Заздравных пос. Верхнегрушевский,
Фото Ирины Даниловой
«Деловой Крестьянин», выпуск №8, 1 августа 2018 года:
Читать в журнале